12 2007

Причины распада СССР (ч.1)

Причины распада СССР (ч.1)

Введение

Распад СССР по праву можно назвать крупнейшим геополитическим событием XX века и это едва ли будет преувеличением. В течение столетия Российская империя а затем СССР являлись одними из крупнейших игроков на международной арене, и добрую половину века СССР вместе с другой крупнейшей державой – Соединёнными Штатами Америки поддерживали в своём противостоянии всю сложившуюся после Второй Мировой войны систему международных отношений. И вот зимой 1991 г. Союз Советских Социалистических республик в одночасье перестал существовать. Не так давно Путин назвал произошедший развал (в данном случае я склонен придерживаться именно этого глагола) Советского Союза «крупнейшей политической катастрофой ХХ века». Дискуссии на эту тему могут продолжаться бесконечно. Хотелось бы лишь отметить, что сложившаяся советская система едва ли была слишком неэффективна, как это стало модным представлять после в конце 80-х – начале 90-х гг. Важно понять, что ей приходилось действовать, существовать и развиваться в условиях «холодной войны», отнимавшей огромное количество ресурсов страны Советов, против которой была почти половина мира, а на поддержание союзнических режимов тоже необходимы были немалые усилия. В этой войне Советский Союз потерпел поражение и перестал существовать. Можно сказать, таким образом, что причины коллапса были как внешними, так и внутренними, из-за недостатков советской системы. Зачастую они были тесно связаны. Попробуем их так или иначе рассмотреть.

Причины распада СССР. Внутренняя и внешняя ситуация

Прежде всего хотелось бы обратиться к национально-территориальному аспекту советской системы.

В конституциях СССР союзные республики были наделены государственным суверенитетом и правом выхода из состава Советского Союза. Данные декларативные и, можно сказать, декоративные конституционные положения стали в дальнейшем успешно использоваться региональными сепаратистами. Повторилась, только в еще более ярко выраженном варианте, ситуация 1917 г., когда крах центральных политических институтов, властных структур, господствовавшей идеологии привел к возникновению новых центров власти, формировавшихся на окраинах империи на националистической основе. В 1991 г. же для распада коммунистической “империи” оказались гораздо более благоприятные условия, объективно подготовленные самими большевиками еще при создании СССР: в советской идеологии была заложена идея о праве наций на самоопределение вплоть до отделения; государственное устройство основывалось на формально добровольном, но зафиксированном в Конституции договорном объединении “союзных” государств, созданных на базе крупных наций; территориально-государственное размежевание, хотя проводилось волевыми решениями и не следовало строго национальному принципу, но имело в своей основе именно его; республиканские органы управления, мало отличавшиеся по своим реальным полномочиям от органов управления крупными областями РСФСР, имели тем не менее все атрибуты государственных органов власти, включая выборные органы — Советы, исполнительную власть в лице министерских структур и т. д.

РСФСР, являясь политическим ядром Советского Союза, основным и почти единственным из республик донором союзного бюджета, не обладала рядом признаков союзной республики (собственные коммунистическая партия, Академия наук, МВД). Проводившаяся десятилетиями пагубная практика выкачивания финансовых, материально-технических и людских ресурсов из РСФСР обосновывалась необходимостью развития национальных окраин, уступавших в социально-экономическом развитии. В итоге, данная политика привела к деградации целых сфер жизнедеятельности России. Разрушенная русская деревня с заколоченными окнами пустых домов стала символом недальновидной бюджетной политики союзного центра.

Несменяемость первых секретарей ЦК компартий союзных республик, их незыблемый статус в Политбюро Центрального Комитета и безраздельная власть в собственных республиках вели к постепенной утрате контроля со стороны центральных органов власти. Развитие товарно-денежных отношений в республиках Прибалтики, Закавказья и Средней Азии в 1950-70 гг. привело к появлению полулегального слоя коммерсантов, стремившихся найти поддержку со стороны властей республик. Региональные власти также стремились контролировать ресурсы своих республик без участия теряющего власть Кремля. В итоге, уже в середине 1970-х гг. начинает складываться альянс части партийно-хозяйственной элиты, националистически настроенной интеллигенции и нарождающегося класса предпринимателей.

В течение короткого периода правления Андропова были попытки усилить центральную властную вертикаль, однако новое политическое руководство СССР в 1987-88 гг. взяло курс на укрепление экономической самостоятельности союзных республик. Реформа представительных органов власти привела к их существенному усилению. Трибуны съездов и верховных советов в 1989-90 гг. использовались представителями национально-демократических организаций для борьбы с КПСС и, таким образом, для ослабления всей управленческой вертикали.

С момента избрания в мае 1990 г. высшим должностным лицом крупнейшей республики Союза ССР политического оппонента М. Горбачева Б. Ельцина и принятия Декларации о государственном суверенитете России начался период стремительной экономической и политической дезинтеграции союзного государства.

Пытаясь заручиться поддержкой автономных республик в борьбе против Б. Ельцина, Президент СССР М. Горбачев инициировал принятие в апреле 1990 г. Верховным Советом Советского Союза закона, позволяющего автономным республикам считаться субъектами Союза ССР. Данный закон носил двойственный характер, так как эти республики продолжали оставаться в составе союзных республик. Отношения между двумя типами республик должны были строиться на основе договоров. Б. Ельцин и российские власти также шли на уступки автономиям, входившим в состав России, что поощряло центробежные тенденции внутри российского государства.

Начавшаяся «война законов» между Россией и Союзом, рост межнациональных кофликтов и шаткость собственного положения заставила М. Горбачева искать выход из сложившейся кризисной ситуации в подписании нового Союзного договора. Однако думается, что подписание данного договора, проект которого был опубликован 23 июля 1991 г., не позволил бы сохранить единство страны. С одной стороны, власти прибалтийских республик, и, вероятно, Азербайджана и Грузии отказались бы подписывать данный документ, с другой, в результате переговоров в Ново-Огареве между М. Горбачевым, Б. Ельциным и Н. Назарбаевым из договора была выхолощена федеративная суть. По сути, к концу переговоров стороны пришли к созданию недееспособной конфедерации, существующий на взносы республик. Такой проект едва ли получил бы поддержку.

Существовал и такой в корне деструктивный аспект. Договор, учреждающий новую федерацию (Союз Суверенных Государств) стремились подписать большинство автономий, входящих в состав Российской Федерации. Это поставило бы под угрозу территориальную целостность России. Представители этих автономных республик готовы были также подписать Федеративный договор, учреждающий «новую Россию» с Президентом Б. Ельциным.

Обращаясь же к мировой практике можно констатировать, что конфедерации, договорные союзы и иные нефедеративные образования эволюционируют либо в сторону конституционных федераций, либо распадаются.

Съезд народных депутатов СССР, формировавшийся преимущественно на базе того же номенклатурно-партийного механизма, не мог выполнить той цементирующей роли для Советского, Союза, которую выполняла Коммунистическая партия: в отличие от нее съезд был лишь надстройкой, у которой не было рычагов власти на местах. Не мог выполнить этой роли и президент СССР, избранный все тем же съездом. К тому же оба властных института оказались полностью дискредитированными как ходом перестройки и бесконечными провалами во всех сферах жизни, так и конкретной политической ситуацией, связанной с последующим путчем ГКЧП, продемонстрировав свою беспомощность либо сочувствие путчистам.

Вакуум, образовавшийся с ослаблением влияния коммунистических идей в последние годы перестройки, был уже существенно заполнен националистическими идеями, облекавшимися сначала в форму экономического суверенитета и перераставшими в лозунги государственной независимости.

1990 год ознаменовался односторонним решением некоторых союзных республик (в первую очередь прибалтийских) о самоопределении и создании независимых национальных государств.

В устранении центральных политических институтов, в том числе Съезда народных депутатов СССР (и Верховного Совета), президента СССР, были заинтересованы и соответствующие республиканские структуры.

Последним актом политической драмы распада СССР стали события конца 1991 г. 1 декабря 1991 г. состоялся референдум о будущем Украины. В отличие от ранее проведенного референдума, на котором большинство жителей Украины высказались за сохранение Союза ССР, результатом данного референдума стала поддержка идеи независимости. Тем самым позиция украинского руководства получила правовую основу, а выход из СССР крупнейшей республики стал толчком к его окончательному распаду. Лихорадочные попытки президента М. С. Горбачева сохранить объединение советских республик в какой-либо государственной форме оказались безрезультатными: время было упущено, влияние центральных органов власти оказалось утраченным. Президент Украины Л. Кравчук заявил, что Украина будет заключать политические союзы с республиками-государствами, но не войдет в союз, где над государствами будет еще центральный управляющий орган. Союзный договор 1922 г. был денонсирован парламентом Украины. Позиция других республик не была единой. Развал Союза ССР довершили Беловежские соглашения. 8 декабря 1991 г. руководители трех славянских республик — России, Украины и Белоруссии, являвшихся государствами—учредителями СССР, констатировали, что Союз ССР как “субъект международного права и геополитическая реальность прекращает свое существование”. Одновременно было согласовано совместное заявление об образовании Содружества Независимых Государств (СНГ). Уже через несколько дней руководители Казахстана и других республик Средней Азии заявили о своей готовности присоединиться к новому Содружеству на основах, разработанных тремя славянскими республиками. Президент СССР Горбачев выступил с предложением участвовать в формировании нового межгосударственного объединения, но главы бывших союзных республик практически единогласно отказались от этого предложения. 21 декабря 1991 г. на встрече в Алма-Ате 11 бывших республик СССР заявили о создании Содружества Независимых Государств с координирующими функциями и без каких-либо совместных законодательных, исполнительных или судебных органов. От участия в СНГ уклонились республики Прибалтики, а также Грузия, которая подпишет союзный договор только в 1993 г. 25 декабря М. С. Горбачев в качестве президента уже не существующего государства выступил по телевидению, заявив о сложении своих полномочий. Примечательно при этом, что акт этот был в некотором роде кулуарным, без учёта общественного мнения. Прошедший 17 марта 1991 г. референдум показал следующие цифры- 73% из 80% проголосовавших были за сохранение СССР. Однако с подписанием этого акта начался форсированный процесс «суверенизации», дорвавшиеся до власти элиты бывших союзных республик, не тяготящиеся больше опекой центра, стремились эту власть реализовать, а либерально настроенная интеллигенция и прочие сочувствовавшие были под влиянием эдакого романтического национализма, не отдавая себе отчёт в том, что идут во многом против интересов своих граждан и против реальных экономических интересов не только центра, но и своих собственных республик, нарушая налаживающиеся десятилетиями хозяйственные связи. Достаточно сказать, что межреспубликанский объмен накануне краха СССР составлял 20% ВВП. И это также касается потери важнейших инфраструктур: пограничные переходы, порты, трубопроводы. В этот период Ельцин призывал НАТО выдворить советские войска из Прибалтики, а Дудаев официально считался героем национально-освободительного движения.

Порожденные политической демократизацией и широким плюрализмом мнений могучие центробежные силы набирали обороты с каждым новым шагом на пути к обретению национальной независимости. Кризис коммунистической идеологии и КПСС как стержня единого многонационального советского государства породил жестко нигилистическое отношение к “имперскому” центру, все более усиливал размежевание в сфере экономики, которая, подвергаясь горбачевским реформаторским экспериментам, все более погружалась в пропасть всеобъемлющего структурного кризиса.

Нельзя не упомянуть о путче в 1991 году, поскольку он ускорил процесс развала СССР, то есть, после путча СССР прекратил фактически свое существование.

Намеченное на 20 августа 1991 г. подписание нового Союзного договора подтолкнуло консерваторов на решительные действия, так как соглашение лишало верхушку КПСС реальной власти, постов и привилегий. Согласно секретной договоренности М. Горбачева с Б. Ельциным и Президентом Казахстана Н. Назарбаевым, о которой стало известно председателю КГБ В. Крючкову, после подписания договора предполагалось заменить премьер-министра СССР В. Павлова Н. Назарбаевым. Такая же судьба ожидала министра обороны, самого Крючкова, и ряд других высокопоставленных лиц.

Однако, в ночь на 19 августа 1991 г. Президент СССР М.С. Горбачев был насильственно отстранен от власти. Группа высокопоставленных чиновников, в которую входили вице-президент Г. Янаев, председатель КГБ В. Крючков, министр обороны Д. Язов, премьер-министр В. Павлов образовали самозваный Государственный комитет по чрезвычайному положению в СССР (ГКЧП).Постановлениями ГКЧП в ряде регионов страны, главным образом в РСФСР, вводился режим чрезвычайного положения, запрещались митинги, манифестации, забастовки. Приостанавливалась деятельность демократических партий и организаций, газет, устанавливался контроль над средствами массовой информации.

Но, только три дня ГКЧП смог продержаться у власти. По сути это явилось единственной попыткой сопротивления режима. События 19-21 августа 1991 г. изменили страну. Ушла в прошлое перестройка как «революция сверху» в рамках старой системы с ее ориентацией на раз и навсегда сделанный социалистический выбор.

Автор: Долгов Иван