17 2007

Нефтяная стратегия западных и американских компаний в странах Ближнего и Среднего Востока Ч.2.

Нефтяная стратегия западных и американских компаний в странах Ближнего и Среднего Востока Ч.2.

Продолжение Начало - Здесь

В историческом плане борьба за нефть в острой форме проявилась между США и Англией, имевшими наиболее крупные нефтяные интересы на Ближнем и Среднем Востоке. США стремились подорвать установленный Англией до второй мировой войны военное, политическое и экономическое господство на Ближнем и Среднем Востоке. Активная дипломатическая поддержка со стороны государства, возросшая финансовая мощь нефтяных компаний позволили США ослабить позиции Англии и изменить соотношение сил на Ближнем и Среднем Востоке в свою пользу. В эксплуатации нефтяных источников стран Ближнего и Среднего Востока наряду с США участвовали Англия, Нидерланды, Франция. Сложившаяся в отношениях между монополиями США, Англии, Франции, Нидерландов в конце 50-х - начале 60-х "стабильность" на Ближнем и Среднем Востоке, основанная (за исключением Ирана) на еще довоенных концессиях, служила своего рода сдерживающим факторам, ограничивавшим одностороннюю экспансию монополий США. Совместная деятельность западных монополий не исключала борьбы между ними. Англо-иранский конфликт 1951-1953 гг., энергетический кризис в США и Западной Европе в 1973-1974 гг. способствовали перерастанию в политическую борьбу.

В 1974 г. удельный вес капиталовложений США в нефть Ближнего и Среднего Востока в общем объеме американских капиталовложений в нефть иностранных государств составил всего 5,3%, а доля полученных с этих инвестиций прибылей - 62,5% . В 1974 г. норма прибыли монополий в этом районе достигла 520%, несмотря на повышение ставки налогов на доходы монополий и отпускных цен на нефть, предпринятые ближневосточными странами. Причиной столь высокого дохода явилась дешевизна местной рабочей силы, исключительно высокая производительность нефтяных скважин, близость основных источников нефти к морским транспортным артериям, малый риск потерь в разведочных работах в силу высокой вероятности нахождения нефти.

В 1974 г. произошло уменьшение объема капиталовложений США в нефть Ближнего и Среднего Востока. Это явилось следствием сокращения притока новых американских капиталов в этот район в связи с взрывоопасной политической обстановкой, а также мерами ближневосточных государств по национализации и ограничению деятельности монополий, а с другой стороны проходил процесс выкупа правительствами ближневосточных стран активов филиалов монополий в рамках системы участия, что привело к изменению структуры собственности монополий. Однако путем взвинчивания цен на конечные нефтепродукты и интенсификации производственных процессов монополии обеспечили в 1974г., рост прибылей от эксплуатации ближневосточной нефти почти в 4 раза по сравнению с 1973 г.

За период с 1945 до середины 70-х годов произошли некоторые изменения в политике западных государств и США в вопросах нефтяной стратегии в ближневосточном регионе, связанные, прежде всего, с национализацией нефтяной отрасли арабских добывающих стран. И этот фактор, безусловно, был учтен ведущими нефтяными компаниями, представленными на этом рынке.

Российские исследователи отмечали, что Англия и США боролись между собой за гегемонию. Следует отметить, что «с 1971 г. в Персидском заливе свое влияние Англия уступила США. США после ирано-иракской войны проводили стратегию «двойного сдерживания» Ирана и Ирака, что позволило США в течение десяти лет обеспечивать бесперебойные поставки нефти из стран залива и избегать крупных конфликтов между ними. Однако к концу XX вв. данный курс себя исчерпал как тактически, так и стратегически.

Иран при населении в 65 млн. чел. обладает запасами в 89,7 млрд. барр. У Ирака население 23 млн. чел., а нефти - 112 млрд. барр. у Саудовской Аравии - 22 млн. и 261 млрд. соответственно. Таким образом, по нашим подсчетам, Иран, Ирак и Саудовская Аравия, вместе взятые, обладают запасами в 462 млрд. барр., что выдвигает, прежде всего, Саудовскую Аравию и Ирак в мировые лидеры по обладанию стратегическим сырьем. Позиции Ирана, по сравнению с Саудовской Аравией и Ираком, выглядят достаточно скромно. При нынешних темпах добычи Иран исчерпает свои запасы через 20-30 лет. Данные обстоятельства определили различия в иранской и арабской деловой политике на нефть и противоречия по вопросу об объемах ее добычи. Уже с 60-х годов Иран, стремившийся к снижению зависимости от нефтяного экспорта и увеличения инвестиций в экономику, настаивал на сокращении добычи и на повышении мировых цен. Арабские государства, наоборот, предпочитали держать мировые цены на низком уровне. Сближению позиций Ирана и США помогло бы согласие США на строительство трубопроводов из Средней Азии через иранскую территорию. (Одновременно реализация данного проекта способствовала бы ослаблению влияния китайских нефтяных компаний на иранскую нефтегазовую промышленность)» [5].

Экономика США в определенной степени зависела от поставок ближневосточной нефти, поэтому политика была достаточно рациональной и учитывала в целом сложившуюся обстановку в регионе.

Цены на нефть в регионе удерживались на определенном уровне до 1973 г., то есть до очередной арабо-израильской войны, когда произошел беспрецедентный скачок цен на нефть, изменивший в целом ситуацию на мировом рынке. Следует при этом отметить, что повышение цен на нефть привело к тому, что нефтедоллары пополнили казну арабских государств, в том числе иракскую; как раз за год до этого иракское правительство национализировало нефтяную отрасль, покончив с монополией западных компаний. Колоссальные доходы от экспорта нефти позволили форсировать промышленное развитие страны, и в короткий срок была создана мощная индустрия, в первую очередь машиностроительная. Стали возможными огромные капиталовложения в сферу строительства, здравоохранения, образования. Ирак использовал нефтедоллары для своей промышленности, создал новые отрасли хозяйства, что не всегда отвечало интересам западных монополий. Как известно, Ирак неоднократно подвергался нашествиям иностранных завоевателей, но вновь возрождался.

США и Англия в марте 2003 г. вторглись в Ирак. Мировое сообщество осудило эти действия. Следует отметить, что англичане эксплуатировали нефтяные ресурсы Ирака с начала XX в., когда «британский экспедиционный корпус высадился рядом с г. Басра в ноябре 1914 г. для защиты нефтяных месторождений Персии, недопущения русско-немецкого влияния в этом регионе и сохранения сухопутного сообщения с Индией, англичане в 1917-1918 гг. захватили Багдад и Мосул. В 1941 г. произошла вторая британская оккупация, длившаяся до конца Второй мировой войны. Английские компании контролировали деятельность и имели основной пакет акций Иракской нефтяной компании до 1972 г., пока она не была национализирована» [6].

Вторжение американо-английских войск останется лишь эпизодом в истории страны, иностранцы уйдут и иракский народ сам будет определять свое будущее. Новый Ирак только еще начинает подниматься из руин; его огромный экономический потенциал, жизнеспособность и динамизм иракского общества позволяет древней стране Двуречья встать в ряды ведущих государств арабского мира и занять достойное место на карте Ближнего Востока» [7].

Таким образом, западные и американские компании с начала прошлого века эксплуатировали природные богатства стран Ближнего и Среднего Востока, в первую очередь, в своих интересах. Подписанные концессионные соглашения носили несправедливый характер по отношению к арабским странам региона, не служили интересам государств. Обстановка изменилась в 50-60-е гг., когда, в результате национально-освободительных движений, монополии вынуждены были пересмотреть свою политику и изменить некоторые условия соглашений.

В начале 70-х годов Саудовская Аравия, Кувейт, Катар, Объединенные Арабские Эмираты добились прав собственности над 25% активов ближневосточных филиалов монополий, затем эта цифра была, доведена до 60%, что создало определенные условия для развития национальной промышленности, улучшения жизненного уровня населения, создания социальной инфраструктуры.

За 1970-90 гг. цены на нефть претерпели изменения. За 1990-1994 гг. цены на нефть постепенно снижались с 22,1 до 16 долл. за баррель. В 1996-1997 гг. они стабилизировались на уровне 20-19 долл., а в 1998 г. упали до 13,1 долл. Нестабильная обстановка на мировом рынке была связана с тем, что «страны ОПЕК с 1 января 1998 г. повысили свою квоту добычи, а финансовый кризис в Юго-Восточной Азии резко снизил спрос на нефть. Предложение превысило спрос примерно на 125 млн. т., в то время как для дестабилизации рынка достаточно и превышения в 30-40 млн. т. в годовом исчислении» [8].

1995 г. стал переломным на рынке нефти, когда все страны-экспортеры ограничили добычу нефти, а члены ОПЕК приняли новый механизм регулирования цен, который помогал поддерживать в пределах 22-28 долл./барр. и лишал страны-импортеры возможности сохранить высокий уровень коммерческих запасов. Несмотря на различные противоречия, ОПЕК до сентября 2001 г. удалось удержать цены на нефть в пределах принятого коридора. В связи с террористическими актами 11 сентября 2001 г. произошла дестабилизация ситуации, в результате которой цены пошли вверх. На Лондонской нефтяной бирже УРЕ цена нефти сорта Брент достигала 28-31 долл./ барр. Члены ОПЕК заявили о сохранении стабильных поставок нефти, что позволило удерживать цены в пределах 22-28 долл./барр.

На своей очередной конференции министры нефти стран ОПЕК решили не снижать добычу, что привело к падению цен. Однако уже в ноябре 2001 г. страны ОПЕК заявили, что сократят суточную добычу на 1,5 млн. барр., начиная с 1 января 2002 г.. при условии, что страны-экспортеры, не входящие в ОПЕК, снизят ее на 500 тыс. барр. Ценовая война обострилась так, что страны ОПЕК предупредили о возможном падении цены на нефть до 10 долл. за барр., если в ближайшее время добыча не будет сокращена на 2 млн. барр. в сутки. Острие ценовой войны ОПЕК было направлено против России, потому что она за это время нарастила объем суточной добычи на 50 тыс. барр., тогда как мировые цены на нефть находились на уровне 30 долл. за баррель и выше, страны ОПЕК теряли свои доли на мировых рынках. В начале декабря Россия официально объявила о снижении экспорта нефти на 150 тыс. барр. в сутки сроком на 3 месяца, хотя в требованиях ОПЕК звучала цифра в 200 тыс. барр. [9]

Что касается Норвегии, то она последней согласилась сократить добычу на 150 тыс. барр. в сутки с 1 января по 30 июня 2002 г. В целом Россия, Норвегия, Мексика и Оман решили сократить с 1 января 2002 г. добычу нефти на 462 тыс. барр. в сутки, или на 92% уровня, требуемого ОПЕК. На Каирской конференции министров нефти стран ОПЕК в декабре 2001 г. было воспринято как положительный шаг. ОПЕК подтвердила свое решение сократить с 1 января 2002 г. добычу нефти на 1,5 млн. барр. в сутки. В результате ценовой войны между странами ОПЕК и экспортерами нефти, не входящими в эту организацию, был фактически разрушен действовавший с 1999 г. механизм удержания мировых цен на нефть в пределах коридора 22-28 долл/барр. В IV кв. 2001 г. установились низкие цены на нефть. В дальнейшем резкого снижения цен можно избежать только проведением четкой координации политики ОПЕК и странами - экспортерами, не входящими в эту организацию. На конференции министров нефти стран ОПЕК 15 марта 2002 г. было подтверждено сокращение квоты добычи на уровне 21,7 млн. барр. в сутки (без Ирака). На ограничение экспорта нефти в течение II кв. 2002 г. на 462 тыс. барр. в сутки согласились Норвегия, Мексика, Оман и Россия» [10].

Таким образом, за период 1970-2000 гг. мировые цены на нефть носили нестабильный характер, что было связано с финансовым кризисом в Юго-Восточной Азии, политикой стран-экспортеров, противоречиями между ОПЕК и нефтеимпортирующими странами, а в начале XXI века с террористическими актами и ценовой войной.

Ближневосточный регион является центром противоречий интересов разных государств. К сожалению, там не прекращаются войны, первая из них началась в 1967 г., так называемая Шестидневная война, начатая Израилем после неудачной и неоправданной "игры мускулами" Каира. А.Гречко, в то время командующий войсками Варшавского Договора, желая показать, насколько хорошо работают советские военные советники в Египте, при беседе с Насером во время визита в Каир, отметил, что египетская армия «может успешно решить различные задачи на данном театре», что не отвечало действительности. Египетская армия уступала израильской, что подтвердили дальнейшие события.

Примаков Е.М., работавший в то время корреспондентом «Правды», в своей книге пишет, что на его глазах был сбит самолет. Радио непрерывно передавало фантастические цифры об израильских потерях, но самолет оказался египетским, и ракета была египетская. У него на квартире собрались каирские друзья, а он в это время уже знал от советских специалистов, приехавших с военно-воздушной базы «Каиро-Вест», о том, что египетская авиация, которую так и не подняли в воздух, была уничтожена на земле. Узнав об этом, многие египтяне плакали [11].

СССР и США имели свои интересы на Ближнем и Среднем Востоке. «В условиях «холодной войны» при выработке ближневосточного курса и двусторонних отношений им приходилось принимать во внимание существовавшую в этот период глобальную конфронтацию, а порой и исходить из нее. Это, несомненно, привносило определенную нюансировку в подходы США с их союзниками, и СССР к процессу ближневосточного урегулирования. Обе стороны были заинтересованы в том, чтобы события окончательно не дестабилизировали обстановку в этом регионе. СССР и США объективно стремились не допустить такого развития событий, которое могло бы выйти из-под контроля и перерасти в глобальное столкновение, учитывая проблемы, связанные с нефтью (1973 г.). Это создавало определенные лимиты для политики, которые не могли не учитываться. СССР и США имели свои экономические, политические, военные интересы, связанные с отдельными государствами региона» [12].

СССР и США были объективно заинтересованы в том, чтобы конфликт не вышел на глобальный уровень. США особенно опасались втягивания в конфликт с Израилем тех арабских стран, которые поставляли нефть в Соединенные Штаты, Западную Европу, Японию. Именно это даже в условиях "холодной войны" держало на плаву мировой процесс на Ближнем Востоке, создавая почву для политического вмешательства и СССР, и США с целью продвижения урегулирования [13].

Начало XXI века было ознаменовано терактами 11 сентября 2001 г., что повергло мировую общественность в шок. События 11 сентября подчеркнули настоятельную, жизненно важную для мирового сообщества потребность урегулирования региональных конфликтов, и особенно ближневосточного, который в большей степени, чем все остальные, создает благоприятную почву для роста международного терроризма и его проявления в наиболее опасных формах.

За 30 лет страны Ближнего и Среднего Востока достигли определенных успехов в своем развитии и, прежде всего, арабские государства стали получать доходы от эксплуатации нефтяных ресурсов. Нефтедобывающие государства заявили о себе, создали ОПЕК и ОАПЕК, другие международные фондов и организации, включились в мировое хозяйство [14].

Таким образом, можно подвести некоторые итоги:

Политика нефтяных монополий претерпела изменения, были пересмотрены стратегия и тактика по отношению к ближневосточным нефтедобывающим государствам, что позволяет предполагать о динамизме отношений на мировом нефтяном рынке.

Таким образом, Ближний и Средний Восток является нефтедобывающим регионом, имеющим важнейшее значение для стран Запада и США.

Литература

1. Р. Воронов. Нефть и политика США на Ближнем Востоке и Среднем Востоке. М. 1977. С. 51.
2. Там же. С. 53-54.
3. Там лее. С. 54.
4. Там же. С. 62.
5. М. Братерский. Иран и арабские страны: традиционный конфликт и роль США // Международная экономика и международные отношения. 2003. №11. С.82, 84, 89.
6. Трансформация Ирака: уроки и ошибки прошлого.// Международная экономика и международные отношения. 2005. №5. С. 119, 125.
7. Г.Мирский. Новый поворот в судьбе Ирака. //Международная экономика и международные отношения. 2003. № 9. С. 89.
8. Н. Байков, Г. Безмельницина. Мировое потребление и производство первичных энергоресурсов (ПЭР). // Международная экономика и международные отношения. 2003. № 5. С. 44.
9. Там же. С. 45.
10. Там же. С. 46.
11. Е.М. Примаков. Встречи на перекрестках. Ек. 2004. С. 280-281.
12. Е.М. Примаков. Годы в большой политике. М. 1999. С. 366.
13. Е.М. Примаков. Мир после И сентября. М. 2002. С. 52, 55.
14. Восток: рубеж 80-х годов (освободившиеся страны в современном мире). М. 1983. С. 116-117.

Автор: Нурсултанова Л.Н.